15:51 

Акира.

Roofus
Lollipops and Unicorns
И знаете, что? Я пошел.
Темное помещение клуба, дикая модная музыка, которую я не могу переносить ни в каком случае… точнее, нет, могу, если это Джэй Дэвил или Киллбот. Но эта музыка взрывала к херам мои слуховые рецепторы, варила мозг, подкашивала ноги от дикой вибрации басов. Порой было ощущение, что я не иду, а меня просто подбрасывает от вибрации куда-то вглубь клуба. Вокруг в непонятном экстазе танцевали люди, как и во всех клубах, в общем-то. Я шел следом за ним, за тем, кто вытащил меня сегодня из дома, возможно, я в тот момент был ему благодарен. Ведь я просто не знал, к чему это все делалось.
Мы дошли до каких-то мягких зон, диваны, пуфы и столики, все шикарно и как надо…
- Присядем? – я очень плохо слышал во всем этом шуме, но разобрать смог.
Сидя за столиком, я оглядывался, смотря на этих безумных людей, дергающихся в такт непонятной музыке, размышлял, сколько допинга приняла вон та милая девчонка, что висела на парне рядом, которому в принципе было на нее плевать сейчас…
- Привет! – я заметил, как рядом со мной появились две фигуры, поднял глаза и прищурился. Этих людей я не знал, но было такое ощущение, что они меня знали прекрасно. Поежившись, я прокричал приветствие в ответ, вглядываясь в лица.
Тот, кто притащил меня сегодня сюда, взял со столика чей-то стакан с чем-то явно алкогольным. Знаете, тут уже не важно, что ты пьешь и за кем допиваешь, когда все пьяны или под кайфом. Он сделал глоток и улыбнулся.
В какой-то момент я подумал, что он все так же красив. Что никуда его это очарование не делось. Что он был красив и в тот момент, когда я кидался на него с ножом. Он, сука, красив всегда.
Но что такое красота, когда за ней скрывается настоящее дерьмо?
Некоторое время мы сидели там, на бежевом диване, парни что-то говорили, им было весело, они чувствовали себя как дома, я же снова пялился на людей, уже начиная жалеть о том, что вышел из своей уютной квартиры. Захотелось снова оказаться под теплым одеялом, держа в руках кружку горячего чая с лимоном, жевать любимое печенье и сидеть в сетях. В интернете. В моем мире, где я сам себе хозяин. Где я один и одновременно с кучей друзей. Идеальная обстановка для начинающего хикки. Но я был тут, со своим бывшим парнем и двумя его друзьями (как я решил, наблюдая и за ними), был тут и скучал.
- Устал от музыки? – он наклонился слишком близко к моему уху, произнося это. Я чувствовал запах алкоголя от него.
- Да, немного, - он взял меня за руку, встал, предлагая идти вместе с ним. Я подумал, что мы выйдем из клуба и просто пойдем куда-нибудь, а может, просто прогуляемся, как обычно наивно предполагал, что все будет так, как хотел бы я. но мы прошли мимо туалетов в коридоры, технические помещения.
Музыка уже не давила на сознание, я вдохнул глубже, покачнулся от усталости. Знаете, устать физически можно и от простых звуков.
Он повернулся ко мне, мы стояли в коридорчике возле двери «не входить», а я начал паниковать, зачем мы тут…
- Димка, ты вот зачем так делаешь? – ко мне обратился один из незнакомых мне парней. Он был моего роста, но чуть крупнее и шире в плечах. Вообще это глупое уточнение, сейчас многие мои одногодки и даже младшие парни крупнее меня.
- В смысле? – я нахмурился, не понимая вообще ничего.
- Хули ты, нормальный парень, в пидарасню подался? – с укором сказал мне второй. Вот тут я занервничал уже серьезно.
А он стоял чуть дальше и делал вид, что рассматривает носки своих старых рваных конверсов. Вообще я часто удивлялся, как так он не замерзает в них…
- Ребят, я думаю, это мое дело, кем быть, - я все же хотел как-то разговор увести в другое русло. – Почему бы нам не пойти в парк? Или на квадрат? Там, кстати, сейчас Данил тусуется с гитарой.
- Ты просто скажи, зачем ты нашего такого замечательного друга на потрахушки развел? – первый смотрел мне прямо в глаза. Страх засел где-то почему-то в легких.
- Кажется, вы что-то путаете, и вообще с чего вы решили так? – я чувствовал, что пиздец неизбежен. Чувствовал. Знал.
Он даже не поднял взгляд со своих конверсов. Удар в лицо. Я упираюсь спиной в стенку и жмурюсь, чувствуя вкус крови. Все. Я не убегу, даже если захочу. Мои больные ноги этого не позволят, и он это знает.
Удар. Удар. Я спускаюсь вниз по стене, сползаю на пол, скрючившись от боли в боку. Хочется плакать. Я никогда не был мужиком в смысле стати и сдержанности. Слишком эмоциональный хлюпик, закрывающий лицо от ударов. Кроссовок в область печени. Эти суки знают, как бить. Слезы по щекам. Я лежу на боку, мечтая сдохнуть.
Я ничего не вижу из-за слез. И ладоней, которые я пытаюсь удержать у лица. Я боюсь. И одновременно с этим я слышу отдельные слова. Слышу и не могу составить из них предложения, потому что… потому что зачем?
Рывок и меня сажают, облокачивая о стену. Меня тошнит. Кровью. Какого хера они еще хотят от меня. Хватит, прошу. Или нет. Заканчивайте быстрее. Я не могу больше.
Они что-то говорят. Смех. Кто-то взял меня за волосы и немного тряхнул, я не смог выдавить из себя даже стона. Слова. Слова. «Хватит с него». «Не уверен».
Дальше…туман. Они говорят что-то неприличное. Я поднят и пола и прижат к стене. Потом помню боль. Да, ту самую боль, когда в тебя проникают без подготовки, это резкое чувство. Распахиваю глаза. Всхлип. На большее нет сил. Рот открыт в беззвучном стоне боли. Я вижу перед собой аккуратно покрашенную стенку, она расплывается, снова горячие слезы катятся по щекам, смешиваясь в районе подбородка с кровью изо рта. Ему, видимо, круто. Его меняет второй. Я точно уверен, что все это время он стоял и все так же смотрел на свои конверсы.
Когда все заканчивается, я мысленно кричу Богу, чтобы он забрал меня к себе. Или отправил душу куда ему угодно. Лишь бы я не остался в этом теле. Разговоры. Слова. Я сижу у той стены, не издавая ни звука. Они кончали не в меня, чему я рад… В противном случае я чувствовал бы себя еще более ужасно, хотя, если подумать, куда ужаснее?..
Ушли. Сколько времени я так сидел? Я звонил кому-то. Меня, видимо, забрали оттуда. Сам бы я не вышел. И дело было не в побоях, которые я получил, нет. Дело было в эмоциональном состоянии. Я был в таком состоянии…я впервые понял, что люди имеют ввиду, когда говорят, что в коме люди все слышат, а среагировать не могут. Я все слышал. Но даже двигался с трудом. Это был шок.
Утро. Естественно, все тело болит. Болит душа. Единственный выход на данный момент – алкоголь. Я пью. Ночь. Катя. Я пью. Утро. Тошнота. Похмелье. Вечер. Катя. Ночь. Алкоголь. Утро. Осознание. Обострение страха.


@темы: Приход, дальний шкаф на чердаке

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Пыльный шкаф на чердаке

главная